marat2012 (marat2012) wrote,
marat2012
marat2012

Дневник исчезнувшаго Русскаго мiра

Оригинал взят у d_v_sokolov в Дневник исчезнувшего человека ч.4
http://d-v-sokolov.livejournal.com/251360.html - ч.1
http://d-v-sokolov.livejournal.com/251562.html - ч.2
http://d-v-sokolov.livejournal.com/251700.html - ч.3

Июнь 1931 г.

День ясный, небо, как и накануне, чистое. Вчера ездили с В. Г. в Кусково, посетили дворец графа Шереметьева. Исчезновение из него двух третей тех ценностей, которые там были прежде, производит грустное впечатление.

Июнь 1931 г.

С раннего утра день хмурый, моросит очень мелкий дождичек. В полночь шел большой дождь. Встал утром и наблюдал в окно раннюю утреннюю жизнь.
Вот идет живущий в нашем доме охранник-гепеушник со своей ночной преступной «работы» по хватанию ни в чем не повинных людей, ведет свою громадную собаку-дуру на цепи и вооружен наганом.
Этот и по физиономии — зверь, у нас носит кличку «лягавый», имеет за собой шесть человек им расстрелянных или, как он выражается, ликвидированных.

Немного спустя прошли еще двое гепеушников, все с ночной «работы». Потом появился автомобиль,
стал объезжать некоторые дома, где живут такие же субъекты, враги русского народа. Это уже начальство, оно поехало на свою дневную преступную работу. И так далее, и тому подобное. Как все это гнусно, и как тяжело на это смотреть!

О, жизнь! Да и жизнь ли это? Вчера мне передали из достоверных источников о том, что каждую ночь привозят два-три автомобиля трупов расстрелянныхв крематорий, что в Донском монастыре (теперь, конечно , упраздненном, как и все монастыри в России) Там теперь сжигают. И это я слышу уже не в первый раз, причем от лиц, заслуживающих полного доверия.*
__
*В начале XX века за южными воротами Донского монастыря, вдоль стены было создано новое кладбище, на территории которого возвели храм преподобного Серафима Саровского и преподобной Анны Кашинской. В его стенах в 1927 году устроен первый в Москве крематорий. С 1929 года Донское кладбище использовалось для тайного захоронения жертв политических репрессий.
Всего в Москве к 1930 году ликвидировано тридцать монастырей. Все помещения обителей, в том числе храмы, были переданы в ведение различных государственных учреждений и организаций. Андроников, Иванов, Новоспасский и Покровский монастыри в 1918-1919 гт. заняла под концентрационные лагеря и тюрьмы ВЧК (см.: Бураков Ю. Под се нью монастырей московских». М., 1991, с. 24-25).


Июнь 1931 г.

День, как и предыдущие, жаркий и ясный. Вчера истек срок, отведенный гепеушкой на добровольный (пока еще) выезд всех бывших монахинь из пределов Московской области. Московская область теперь это —
что-то около десяти или более губерний** Всюду всех так называемых «кулаков», то есть честных, зажиточных людей, высылают в Сибирь и на принудительные работы.
___
**Московская область создана в 1929 г. Она включала в себя десять округов, в том числе бывшие Калужскую, Рязанскую, Тверскую и Тульскую губернии.

24 декабря 1935 г.

Сегодня Рождественский сочельник. Как ни задушен ныне этот великий христианский Праздник, как ни пытались превратить его в будни, равно как и Рождество Христово, как ни преследовалось отсутствие
в этот день на работе, но народ все равно отмечает его и спешит на базар и в лавку на последние скуд.
ные свои гроши, купить что-либо к праздничному столу. Завтра все пойдут на работу. В дни больших праздников невыход на работу карается особенно жестоко. Одним выговором не отделаешься, могут выгнать с волчьим паспортом.
Ночь под Рождество Христово! Сколько возникает в голове воспоминаний о далеком прекрасном прошлом, и как отрадно думать об этом минувшем, канувшем в вечность. Хорошо и уютно было в родном,
бедном крестьянском домике. Вымытый чистый пол, в углу ряд икон, освещенных лампадами, торжественно, тихо и тепло в избе.
От лампад, освещающих избу, разлит тихий полумрак; на улице сугробы снега, стекла окон покрыты
узорами, а на большой печке, где обычно насыпали для сушки рожь,—тепло. Хорошо с нее смотреть на
красный угол, освещенный несколькими мигающими лампадами. Все тихо кругом.
Завтра великий праздник Рождества Христова.
Скоро придет дядя Максим славить Христа, а мой...*станет рядом с ним и будет ему подпевать. И вот загудят два хриплых голоса: «Рождество Твое, Христе Боже наш...» Потом — обычное поздравление и пожелание, получение дядей Максимом угощения и его уход в следующие избы. Все это торжественно, просто и прекрасно. Пятьдесят пять лет прошло с тех пор, а я все это вижу как сейчас.
___
*В рукописи пропуск. Вероятно, речь идет об отце автора.

Январь 1936 г.

День хмурый. Температура воздуха — минус четыре. Тихо, мрачно, всюду шпионы. То и дело шмыгают темные кареты, которые не имеют не только хотя бы маленького окошечка, как ранее, но даже и отдушины. Эти «черные вороны», как их зовут, постоянно шныряют по улицам Москвы, а ночью их количествo увеличивается в десять раз. Жутко.

Январь 1936 г.

День хмурый и несколько холодней предыдущих. Вчера я ехал по Покровке и увидел, что тираны и варвары разрушают знаменитый храм Успения. Эту дивную по своей архитектуре церковь пощадил даже Наполеон. Ее очень любил, пленился ею Ф. М. Достоевский. Мне стало грустно и невыносимо тяжело. Разрушение начато с алтарной части.*
___
* Согласно подсчетам П. Паламарчука, из 764 православных храмов, действовавших в Москве в 1917 году, к 1990 году полностью разрушено 381 (см.: «Сорок Сороков», М., 1992, т. 1, с. 7). Уничтожены такие святыни, как храм Христа Спасителя, Казанский собор на Красной площади.В числе разрушенных храмов была и красивейшая церковь Успения на Покровке XVII века. Остатки ее — белокаменные оконные наличники и портал, размещены в северной стене Донского монастыря.

Январь 1936 г.

То и дело слышишь, что всюду идут обыски, аресты; все суды переполнены людьми, которых судят за то, что ранее только поощряли бы. Переполнены тюрьмы. Все дорого, недоброкачественно, и нет почти ничего, что составляет первую необходимость. Властями исповедуется террор, насилие. Все обязаны работать в принудительном порядке, и притом лишь за кусок насущного хлеба. Никто не имеет права раскрыть рта, все уже стали бояться не только что-либо горькое сказать о своем бедственном и голодно-рабском положении вслух, но и подумать.
Все разрушено, все старинные памятники уничтожаются. Что-то дикое творится, люди стали друг друга бояться, все тихо стонет и ропщет. Все оборваны,разуты и раздеты, голодны. Такова теперь жизнь в России, жизнь, приведшая все население страны в полное отчаяние.*

___
* Убийство С. Кирова 1 декабря 1934 года послужило поводом для нового витка репрессий. В этот же день принимается постановление ЦИК «О внесении изменений в действующие уголовно-процессуальные кодексы союзных республик», поправшее основополагающие принципы права: предписывалось, в частности, заканчивать следствие делам о терроре в срок не более десяти дней, судебные разбирательства проводить без участия сторон, не принимать ходатайств о помиловании. Резко возросло число осужденных по делам, расследуемым органами госбезопасности: с 76999 в 1934 году до 267076 в 1935 году (официальные данные ЦА МБР).

Апрель 1936 г.

Прошел весь район, нигде нет папирос за 35 копеек: исчезли, оказывается. Зашел к одному знакомому торговцу, он мне сообщил, что у него стоит громадный ящик этих папирос. Но до 1 мая нового стиля
их запрещено не только продавать, но даже и откупоривать ящики, в которых они запакованы. Это очередная гнусная большевистская подлость. Были и другие в этом роде. Например, к Св. Пасхе все молочные продукты и яйца исчезли из продажи. Даже деревенских на рынках притесняли, запрещали эти продукты продавать, в особенности — яйца, творог, сметану. Ну времена!


Май 1936 г.
День ясный. Ездил в Кунцево, в так называемый дом отдыха. Описание этого пресловутого дома отдыха откладываю до более лучшего настроения. Более всего я хотел осмотреть особняк и парк К. Т. Солдатенкова. Но туда теперь доступа нет, там живут солдаты. Большую часть парка, в особенности ту, где теперь построены эти курятники** , от вековых деревьев разных пород очистили. То есть парк истребили.
___
** Имеются в виду домики для отдыхающих.

Нa том месте, где находилась замечательная металлическая оранжерея тропических растений, теперь построен сортир. И это недалеко от дворца. Хоть бы перенесли на другую сторону курятников, а не к дворцу. Кстати, два слова об этом некогда замечательном сооружении . Сквозь его решетчатый забор виден правый боковой фасад; окна завешены какими-то тряпками. Около дворца висит белье сомнительной чистоты. Здание облупилось, обветшало, и его уже не окружают мраморные статуи и обелиски, вывезенные из Италии. Все запустело, загажено, все заросло 6урьяном.*
__
* С 1690 года Кунцево, с живописным парком и двухэтажным деревянным дворцом — владение Нарышкиных. В 1865 году местность приобрели купцы-меценаты Солдатенков и Солодовников, построившие здесь дачи. Любимое место отдыха многих выдающихся деятелей отечественной культуры и искусства. В 1960-80 гг. в Кунцеве сложили огромный жилой массив с домами по обе стороны Можайскокого шоссе. Дворец, превращенный в коммуналку, в 1974 году сгорел и был возведен заново из камня. Сейчас там какое-то учреждение.

17 февраля 1937 г.

Был В. Г. Б-н и рассказывал ужасные вещи. Он сегодня был на Главном почтамте и наблюдал за массой серого степного народа; все — иссохшие, оборванные, испитые, грязные, изнуренные люди. Он их спросил, зачем они здесь и откуда. Был ответ: «Видишь,отправляем посылки: хлеб и крупяные продукты, и все, чем можно питаться. Да принимают только по 5 кг».
Сами они — из Тамбовской губернии Борисоглебского уезда. На вопрос: «Разве у Вас там нет хлеба и вообще зерна, круп, пшена и другого?» ответ был такой: «Ничего нет».
— Как же, ведь это была наша житница, там имелась масса мельниц, и оттуда все гналось в Москву и другие места вагонами, целыми поездами? — удивился В.Г.
«Да,— отвечали ему,— было, да сплыло; а теперь вот все едем за хлебом к вам и называем Москву хлебородной стороной».
Далее этот крестьянин сказал, что им за непосильный, без отдыха труд дали только по одному фунту на трудодень, а остальное все отобрали, в семенной фонд.
«У нас,—продолжал он,—прямо мор, люди пухнут и помирают; мы вот режем скот, коров, у кого, конечно, есть, и едем сюда покупать хлеб, чтобы не помереть с голоду. И не знаем, как будем весной работать: кормов для скота совсем нет, и лошади валятся, дохнут от голода. Коровье мясо везем сюда, а
кобылье едим там сами».

На заданный вопрос: «Почему вы не едете в ваши губернские города, а в Москву?» — последовал следующий жуткий ответ: «Да там тоже ничего нет. Хлеба, например, дают только по фунту на брата, а очереди—по несколько сот человек. И если до обеда не удастся получить этот фунт черного хлеба, то после полудня его уже и не жди. Так в Тамбове; были в Рязани, и там — то же. А так как мясо у нас стоит полтора целковых, и не дороже одного рубля семидесяти копеек за кило, то, конечно, есть расчет привезти его в Москву. Здесь заодно можно купить и слебца, мучки и каких-нибудь круп».
— Где же вы ночуете? — поинтересовался В. Г.
— А на вокзалах,— отвечали ему.
— Да ведь там после 12 часов ночи всех выгоняют.
— Нет, нас не выгоняют, ведь видят, что мы с мешками, с продуктами. Нас только перегоняют из зала
зал, после уборки; так и коротаем бессонные ночи,этому что если уснешь, то и проспишь все то, что имеешь — украдут. Что тогда делать?
Я подумал: действительно, что тогда делать? Привез издалека, и последнее, там дожидается голодная семья, а тут — украли. Это кошмарно-жутко подумать, qro может сделать тогда такой голодный, бедный, оборванный и обовшивевший несчастный человек. Плакать? Москва слезам не верит. Наложить на себя руки? Боже правый!
И так, оказывается, всюду на периферии. Зачем же такая болтовня, как устная с трибун, так и газетная? Ведь все, поголовно все знают, что творится в России нечто кошмарное, жуткое. И все это исключительно от того, что страной управляют враги России и русского народа, не имеющие никакого понятия о государственном устройстве, придумавшие утопическую, бессмысленную систему какой-то колхозной жизни, которая проводится одним только принуждением и террором.*
___
*Первые тревожные сведения о голоде стали поступать с мест в конце 1929 года (см.: Осокина Е. Указ. соч., с. 52). К следующему лету он охватил целый ряд районов Северного Кавказа, Украины, Казахстана, Дальнего Востока, Сибири, Поволжья. В справке о продовольственных затруднениях, датированной 20.06.30, информационный отдел ОГПУ отмечал: «Значительная масса населения (Сибири) питается суррогатами. Отмечены случаи употребления в пищу трупов павших животных, употребления в пищу собак. В Посьетском районе дальневосточного края единоличники ряда сел питаются травой (ЦА МБР, ф. 2, он. 8, д 653) л 255-256).
Но несоизмеримой по своим масштабам была трагедия 1932-33 гг. По расчетам Е. Осокиной (Указ. соч., с. 60) к жертвам голода 1933 года можно отнести более трех миллионов человек. Немногим лучше было положение в очень тяжелый 1936 год и более благополучные 1934-1935 гг. По расчетам В. Цаплина (Статистика жертв сталинизма в 30-е годы//«Вопросы истории», 1989, № 4, с. 181), в 1927-1938 гг. умерло от голода и погибло в местах заключения около 7,9 миллионов человек.

Март 1937 г. 
 

Во всем идет страшный грабеж со стороны наших головотяпов-тиранов, управляющих страной из Кремля. Цены растут, в особенности на предметы первой и неотложной необходимости, как например, лекарства. Они подорожали на тысячу процентов против былого времени.

На этом записи в дневнике обрываются. 21 марта (3 апреля по новому стилю) 1937 г. Николаев был арестован.

Публикация Владимира Гончарова. «Источник». 1993 г., №4

Цит. по: Умолкнувшие колокола. Новомученики Российские. Жизнеописание. – с.80-108

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment