marat2012 (marat2012) wrote,
marat2012
marat2012

Е.Холмлгоров. Эфир на РСН : про Шарли, допинг и всё такое...

Оригинал взят у holmogor в Вчерашний эфир на РСН. Про Шарли, допинг и всё такое...


М. АНДРЕЕВА: В студии Егор Холмогоров. Здравствуйте!

Е. ХОЛМОГОРОВ: Добрый вечер!

М. АНДРЕЕВА: «Бренд России – золотая пила с бриллиантами», – пишет нам наш слушатель. Это к тому, что сегодня на Всемирном русском соборе предложили распространять культурные бренды России по всему миру.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это хорошая идея. Мне не очень нравится слово «бренд», а особенно из уст представителей Всемирного русского собора. Мне кажется, можно было бы поработать с русским языком, но в целом это совершенно справедливая идея. Я тоже считаю, что нам необходимо брендирование самых разных знаковых для русской культуры вещей.

М. АНДРЕЕВА: А что это может быть?

Е. ХОЛМОГОРОВ: От храма Василия Блаженного до кваса.

М. АНДРЕЕВА: А распространять как?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Очень просто. Нужно выбрать определённое количество знаковых объектов, причём выбрать всерьёз, а не по соображениям политкорректности. А то у нас сейчас очень любят назначить какой-нибудь объект от Кавказа, ещё от какой-нибудь республики. В результате чего это всё извне не считывается. Нужно придумать реально считывающиеся символы – такие, как Александровская колонна или Арка Генерального штаба в Петербурге, церкви Владимира, Суздаля, обязательно нужно побольше взять объектов из Крыма, чтобы привыкали это всё ассоциировать с Россией. И действительно нужно содействовать тому, чтобы это продвигалось, чтобы западные фильмы, даже умеренно-русофобские, снимались в России. Я недавно посмотрел фильм «Шпионский мост», там действие происходит в Америке и в Восточном Берлине, а вот сцен в России нет вообще. Это обидно. И хотелось бы, чтобы мир потихоньку привыкал к русской кухне. Потому что у нас сейчас пропагандируется идея о том, что русской кухни якобы не существует. Есть правда замечательные люди, например, Максим Сырников, который с этим решительно борется. Но нужно выработать определённый канон русской кухни, а там, где его нет, – достроить.

М. АНДРЕЕВА: «Многим кажется, что русским сегодня нечего предложить, – сказал председатель экспертного центра Всемирного русского собора, – что мы в лучшем случае только военная сверхдержава».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Но вообще быть военной сверхдержавой – это не так уж плохо, потому что ещё Пушкин писал: «Всё возьму», – сказал булат». А до этого князь Святослав говорил, что «с помощью золота я дружины не добуду, а с помощью дружины добуду золото». Не надо комплексовать, что мы военная сверхдержава, желательно этот имидж всячески укреплять. Но то, что мы военная сверхдержава, производит целый спектр сопутствующих технологий. Например, Кондолиза Райс написала недели 3 назад статью в The New York Times о том, как строить отношения с Россией. Там есть очень хамская фраза: «Россия заносится, а давно ли вы покупали что-то русское, кроме водки?». Напомню, что сейчас американцы серьёзно решают вопрос, что они не могут полететь в космос без наших российских двигателей. Если это называется «ничего русского, кроме водки», то это довольно смешно. Понятное дело, что проблема Советского Союза заключалась в том, что гражданские и военные технологии были жёстко разомкнуты. Мог быть бешеный прогресс в области военных технологий, но в гражданские технологии он не переходил. В противоположность западной модели, где военные изобрели интернет, а теперь мы свою жизнь без него не представляем. Я ещё помню время, когда люди по телефону звонили, письма писали.

М. АНДРЕЕВА: Я тоже помню. Я рада, что застала эти времена.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Нам нужно отстроить такую же модель, чтобы наши прорывы на одном направлении давали эффект в общетехнологическом плане.

М. АНДРЕЕВА: Вы говорите, что не так плохо быть военной сверхдержавой. Тут казус произошёл, когда секретные кадры просочились в эфир государственных каналов. Верите ли Вы, что они случайно туда просочились?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я даже не уверен в том, что такая система действительно существует. Может быть, это тонкий троллинг? Потому что если бы такая система существовала, её бы не стали раскрывать. А тут такая попытка напугать и одновременно увести в ложном направлении. Может быть, они сейчас потратят огромные разведывательные усилия для того, чтобы выяснить, есть такая система или нет, а мы тем временем спрячем какую-нибудь другую. Я бы не исключал разных вариантов в этой связи, кроме случайного просачивания такой ясной схемы, которая читается с экрана телевизора. Не просто схема, а такая яркая и красочная, через которую очень удобно воспроизводить фотографии в интернете и которая читается с телевизионного монитора.

М. АНДРЕЕВА: Получается, что мы поддерживаем всё-таки такой имидж – попугать, намекнуть на силу.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Иначе с Россией никто не будет всерьёз разговаривать. Всё-таки надо учитывать западные стереотипы. Я буквально за последнюю неделю прочёл довольно много интересных западных книжек, где тема России так или иначе затрагивалась. Все чётко рассматривают Россию как великую военную державу. И приводятся рассуждения того же Каплана о том, что никогда не нужно сбрасывать Россию со счетов. Если вы закопали Россию и крестик воткнули на могилу, это ещё не значит, что через день вы не увидите её живой и здоровой. Но всё это в их понимании основано на нашей военной силе.

М. АНДРЕЕВА: «В Америке русская культура ассоциируется с борщом. Никто из американцев готовить его не умеет, но тот, кто пробовал, хочет ещё», – пишет слушатель из Америки. Но борщ – это не наше, это украинское.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Какое украинское? Нет никакого украинского.

М. АНДРЕЕВА: Как это? Борщ с пампушками.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Нет. Это вообще единое русское культурное пространство. Есть северорусское культурное пространство, которое в большей степени связано со щами. Есть южнорусское, которое одно и то же и под Киевом, и где-нибудь на Кубани. Но это всё – единая русская кухня, и борщ в том числе.

М. АНДРЕЕВА: Очередную карикатуру опубликовал журнал Charlie Hebdo. Нужно реагировать как-то, что-то делать?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Ну, ублюдки с анальной фиксацией. Обычные ублюдки. Реагировать нужно, потому что реакция на подобное – это нормальное поведение гражданского общества любой страны. Когда наш сенатор какую-то ответную карикатуру нарисовала – это нормальный формат реакции. Как раз за советское время Запад очень привык к тому, что они оскорбляют, а мы не поддаёмся на провокации. Потом, конечно, в постсоветское время мы ползали в грязи, ещё и извинялись за это. Нет, сейчас должна быть нормальная жёсткая реакция не на государственном уровне, конечно, но на уровне множества частных исков этому журналу.


М. АНДРЕЕВА: А какие у них перспективы-то?

Е. ХОЛМОГОРОВ: А это неважно. Пусть побегают по судам. И однажды при грамотной юридической работе мы подберём тот ключ, благодаря которому, несмотря на всю их демагогию о свободе слова, они что-то почувствуют. Когда, например, в Иране начали рисовать карикатуры на холокост, почему-то все очень обиделись, хотя к тому моменту существовал и Charlie Hebdo, и многие другие. Всё равно иранцы этим их задели. И заметим, что с тех пор иранцев как-то активно не трогают. Когда пошли эти карикатуры на основателей ислама, то тоже реакция была вполне определённая, вплоть до того, что у половины Европы – Je suis Charlie, что было, конечно, отдельной формой цинизма. Вряд ли найдётся среди родственников погибших на этом рейсе людей какой-нибудь новый Калоев, который придёт их резать, как тогда он порезал этого диспетчера. И потом, это же всё-таки придурки-насмешники, а не непосредственно виновник этой трагедии. Но в той или иной форме ответка им, я думаю, прилетит, и пропускать это не надо. И делать вид, что ничего не произошло, нельзя тоже.

М. АНДРЕЕВА: Слушатели предлагают акцию: надеть какие-нибудь футболки, шапки «Я не Шарли».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это уже все сказали и по поводу того январского эпизода.

М. АНДРЕЕВА: Нет, тогда все вышли с лозунгами «Я – Шарли», никто не вышел с лозунгом «Я – не Шарли».

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это да. В общем, придумывайте и реагируйте, поскольку уже очевидно, что это – запредельная форма грязи.

М. АНДРЕЕВА: Мы наблюдали реакцию сенатора Валентины Петренко. Весьма своеобразный тоже ответ, лучше бы его не было, если честно.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вы знаете, это вопрос обучения и обучаемости. Дети тоже сначала неровно. У нас десятилетиями убивалась культура нормального гражданского реагирования не по приказу сверху и не в спущенных сверху формах, а в форме свободной. Это требует времени. Это как восстановление нервной проводимости в тканях и так далее. То есть это вопрос эволюции. Лет через 10 сенатор или ещё кто-нибудь нарисует уже хорошую карикатуру.

М. АНДРЕЕВА: Как минимум, нарисует свою, а не возьмёт чужую, сделанную ещё во времена Майдана украинским художником.

«А зачем реагировать на каждый чих в наш адрес? Нам больше делать нечего? У нас своих проблем полно», – пишет слушатель.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если не реагировать на каждый чих, то рано или поздно вас зачихают. И неизвестно ещё, какие вирусы и микробы будут в этих чихах.

М. АНДРЕЕВА: Выступили с инициативой наложить запрет на полёты российских туристов в Турцию и Тунис.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это просто дурь. Риски определённые есть и в Турции, и в Тунисе, но точно такие же риски есть и в ОАЭ, например. Почему в Дубай рейсы не запрещают?

М. АНДРЕЕВА: А список может расширяться.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Риски и в Тунисе, и в Турции, конечно, есть, но мне кажется, что по сравнению с Египтом они незначительны.

М. АНДРЕЕВА: Но ведь никто не знает, что там произошло до сих пор. Тянут кота за хвост. Британцы с нами данными разведки не делятся.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Опрос тех, кто там бывал, однозначно показывает, что система безопасности там отсутствовала в принципе. То есть пронести ты можешь что угодно и как угодно.

М. АНДРЕЕВА: Представители туротрасли говорят, что поступают жалобы, что за 10 или за 20 долларов ты можешь обойти очередь, но это не означает, что ты обходишь скан. То есть вещи-то всё равно сканируют.

Странная история. Нам же ничего окончательно про Египет не сказали.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Не сказали, но у меня нет особых сомнений в том, что это теракт. Но вопрос в следующем: этот теракт могла провести спецслужба какой-нибудь крупной страны – либо ближневосточной, либо западной. Как вы понимаете, защититься от теракта, проводимого спецслужбой, практически нереально. Они всё-таки умеют работать достаточно хорошо. То есть нужно все рейсы обеспечивать нашими собственными спецслужбами. Тогда есть какие-то шансы на отражение. На египетские спецслужбы в этом смысле полагаться нельзя, они все достаточно продажные. Если же это был действительно частный акт террористов-исламистов, это уже очень сильно зависит от страны. В Египте, особенно после того, как там 2 года у власти находились «Братья-мусульмане», надежда на спецслужбы, а тем более на охрану в аэропортах, очень небольшая. Некоторые политологи вообще говорят, что это может быть Турция и Катар. Другие грешат на Саудовскую Аравию. Третьи говорят, что Саудовская Аравия не стала бы это делать в Египте. Но если каким-то боком подозревать такой невероятный вариант, что это Турция, то они не будут подрывать самолёты на своей территории. В этом смысле это будет довольно безопасное место. А если нет, то в целом у них гораздо серьёзнее налажена система. Я не исключал бы возможности угрозы для российских туристов, но если в Египте это, несомненно, системная угроза, то в Турции это всё-таки на уровне инцидентов.

М. АНДРЕЕВА: Егор Станиславович, был указ президента приостановить сообщение. МИД пока не издаёт рекомендацию, туроператоры говорят, что если нет рекомендации МИД, то, может быть, скоро всё возобновится. Да и деньги они из-за этого возвращают не в полном объёме, это такой юридический момент. Но слушатели пишут, что всё равно ищут различные способы попасть в Египет – через Белоруссию, откуда-то ещё. Зачем?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Люди считают, что с ними ничего не случится. Либо они так замёрзли, что ради того, чтобы искупаться, они согласны пойти на риск для своей жизни. Тут просто надо соображать, потому что, например, ехал наш путешественник через Сирию, через зоны контроля сирийской умеренной оппозиции, так уже третий год он у них в плену сидит. То есть частные путешествия тоже чреваты последствиями.

М. АНДРЕЕВА: Он такой, да. Искал приключений по миру.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Найти все эти обходные пути не составляет, конечно, никакой проблемы. Сесть на рейс в Стамбул, а оттуда наверняка можно долететь до Египта. Но зачем?

М. АНДРЕЕВА: Не знаю. Но и не понимаю, зачем издавать эти запреты? Каждый имеет право на собственную глупость, правда?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Одно дело – собственная глупость, другое – организованная глупость в масштабе туроператоров, где всё-таки продвигают определённые туры. Я, кстати, так ни разу и не был в Египте. Мне там как-то всегда было страшновато.

М. АНДРЕЕВА: Очень хотелось бы услышать Вашу оценку допингового скандала. Накануне в Сочи было совещание, говорили про предстоящую Олимпиаду. Наверное, речь шла и о чемпионате мира по футболу 2018 года. От сенаторов и депутатов слышно, что всё политизировано, на наш спорт просто со всех сторон накинулись.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Одно не исключает другого. Когда-то давным-давно в моей жизни был позорный эпизод, когда я работал охранником Института физкультуры. Там же работала антидопинговая лаборатория, это было в 90-е годы ещё. И вот кто-то из проходивших сотрудников иронически заметил, что как хорошо, тут и допинг, и антидопинг, всё в одном флаконе.

Давайте будем реалистами. Большая часть современных видов спорта давно превосходит пределы физических возможностей обычного человека.

М. АНДРЕЕВА: Лёгкая атлетика, например?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Да. То есть это всё уже за пределами физиологии биологического вида Homo sapiens. Соответственно, рассчитывать на какие-то серьёзные результаты без химического управления организмом. Одни способы этого управления запрещены, другие ещё нет, но, конечно, я не думаю, что российский спорт в этом смысле злоупотребляет допингом больше, чем любой другой статусный спорт. Возникает вопрос: либо наш допинг недостаточно качественный, так что он улавливается, либо есть определённые политические основания для того, чтобы спустить на нас собак за то же, за что их можно спустить на всех. Потому что когда залезли в этот футбол, выяснилось, что там такой гадюшник, такой клубок со всех сторон! Причём вспомните эту разборку с Блаттером летом, когда больше всех размахивал топориком француз Платини, а потом выяснилось, что они – соучастники, и что их на равных отстранили, что Платини хотел кинуть камень первым, чтобы к нему не возникло вопросов. Но они всё равно к нему возникли. Тут точно так же. Я уверен, что если бы было намерение разобраться, например, с американцами, там бы такое нарыли! Соответственно, возникает вопрос: зачем это делается? Это делается исключительно по политическим причинам. Вчера вечером я читал книгу об империях, и там была фраза о том, что есть разные формы аккумуляции имперского престижа – через культуру, Оскары, Олимпийские медали, космос. Я в этой связи как раз подумал об этом допинг-скандале. Русские слишком много набрали очков в Сирии, это нехорошо, значит, их надо подрезать в спорте. Я – небольшой фанат спорта, то есть в этом смысле я предпочитаю, чтобы мы набирали очки в реальной геополитике, а спортивными очками не слишком напрягались. То есть, чтобы нас это самих не задевало. Но работать, конечно, нужно лучше, химичить тоже. А ещё лучше, наряду с этим элитным цирковым спортом, развивать нормальный массовый спорт, который развивает физические возможности реального человека.

М. АНДРЕЕВА: Вы же знаете, что запустился новый канал «Матч ТВ»? Он ещё до запуска оказался в центре внимания и скандалов. Вокруг Тины Канделаки было много обсуждений и осуждений. А теперь говорят, что не тех набрали. Но этот же канал создавался как раз для того, чтобы сделать спорт популярным.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Понимаете, когда господин Андронов посылает сторонников русского мира в разные места, опасно близкие с теми, о которых обычно думает Charlie, то, наверное, он ни у кого симпатии к спорту не вызовет. Потому что это откровенное хамство, и я не понимаю, что этот человек дальше будет делать. Ведь в любом случае, задача спортивного комментатора – поддерживать настроение болельщиков за свою команду, за команду России. И вот человек, который гадил на русский мир, будет говорить о том, что мы поддерживаем наших и так далее. Это уже не склеить. Пусть он тогда рассказывает исключительно про западных спортсменов. Надо поставить его комментировать все матчи Украины.

М. АНДРЕЕВА: Справедливости ради, он написал большой пост в Facebook, в котором извинился.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Механизм возникновения обиды у людей какой? Дело не в том, извинился или нет, а в том, что грубые и обидные слова очень часто воспринимаются как проявление того, что человек думает на самом деле. Есть такая плёночка вежливости, политкорректности, но иногда люди срываются и показывают, что они думают на самом деле. Я думаю, что это – именно тот случай. Это не тот случай, что человек кого-то хотел эпатировать. Пусть посидит, отстранённый от эфира, подумает. Я в 2004 году тоже сидел, отстранённый от эфира, на половине зарплаты за не очень политкорректную фразу, сказанную в ЖЖ. Я сказал, что если у нас будут устраивать Майдан, то, видимо, у нас нужно будет пулемёты применять, потому что страна погибнет просто. Заметьте, я оказался прав. Но, тем не менее, кто-то накатал жалобу руководству ВГТРК, меня отстранили на полтора месяца от эфира «Маяка» на половинном жалованье, с беременной женой на руках. Но прожить можно, хотя и тяжело.

М. АНДРЕЕВА: А может «Матч ТВ» справиться с задачей привлечения людей к массовому спорту?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Вы знаете, у меня дома даже антенна отключена.

Сегодня в «Известиях» вышла моя статья «Смертельно опасная миграция», как раз по теме таджикского мальчика. Почитайте.

М. АНДРЕЕВА: Слушатели спрашивают, знаете ли Вы о том, что выдворяют мать этого мальчика, умершего при странных обстоятельствах?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я сейчас вообще встретил странное утверждение, что его родители отказались сдать кровь на анализ. Предполагалось выяснить, не от них ли он заразился вирусом, который его убил. И что они отказались именно потому, что они боятся, что выяснят, что это не их ребёнок. Так что с этим вопросом тоже надо разобраться, потому что в этом деле, к сожалению, явно очень много лжи. Я не утверждаю, что ложь только с мигрантской стороны, со стороны наших чиновников тоже. Так или иначе, то, что этот случай у нас используется для пропаганды какой-то сверхтолерантности к мигрантам, – это очень вредная тенденция. Потому что как раз этот случай показывает обратное – уровень инфицированности, заболеваемости среди этих людей таков, что просто прошибает наш коллективный иммунный барьер. Как распространяется эпидемия? Если все более-менее здоровы, то один-два случая заражения чем-то – некритичны. Когда больных людей с ослабленным иммунитетом в обществе становится очень много, то дальше это уже просто, как снежный ком, валится и на тех, кто в обычной ситуации никогда бы не заболел. Если вы заметили, последние несколько лет в связи с интенсификацией миграции у нас появились очень злые и агрессивные вирусы, которых раньше не было.

М. АНДРЕЕВА: Мы недавно разговаривали с иммуннологом, вирусологом, он сказал, что это не совсем соответствует действительности. Это, скорее, такой миф, что они что-то распространяют.

Примем звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Хотелось бы услышать Ваше мнение как человека, видящего все процессы со стороны. Когда Пётр Алексеевич начнёт драпать с чемоданом?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Я думаю, больше пары лет он президентом не будет. И я считаю, что вопрос всё равно решится так, как мы его хотели бы решить в 2014 году, хотя и с некоторой отсрочкой.

М. АНДРЕЕВА: А Дмитрий Ольшанский накануне говорил, что сейчас, наоборот, у Порошенко как-то всё укрепляется.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это временное явление. Дело в том, что ситуация уже завязалась. Уже понятно, что Россия и нынешняя Украина мирно не разойдутся. Либо последуют совсем радикальные поступки с одной из сторон, которые будут иметь серьёзные внутриполитические последствия, либо одна из сторон одержит решительную победу. И я думаю, что это будет наша сторона.

М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вчера Эдуард Лимонов сказал, что нам важнее медали, чем правда о допинге. Как Вы считаете, какие категории важнее – добра и зла или правды и лжи?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если все играют по одним и тем же негласным допинговым правилам, то тогда нам действительно важнее медали. Либо мы вообще не должны участвовать в этой игре. То есть если мы участвуем в ней в то время, как все прыгают на 15 метров под допингом, а мы будем прыгать на 5 метров и при этом гордиться, что мы ничего не употребляем, это будет довольно глупо. Тогда не надо вообще вступать в эту игру, а организовать альтернативную Олимпиаду, где будут бороться люди с обычными физическими возможностями, и посмотреть, что сможет простой человек, который не сидит на стероидах и анаболиках.

М. АНДРЕЕВА: Большая часть слушателей согласилась с тем, что медали всё-таки дороже.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Если бы мы были одни такие, врущие, то можно было бы поспорить.

М. АНДРЕЕВА: Так добро-зло или правда-ложь?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Добро является твоей высшей правдой. Просто я не знаю, насколько в данном случае медали являются добром, но великая Россия – это несомненное добро. Я как-то сказал, что ради святого дела будем врать всей страной. Это относилось к тому, вводили мы в Донбасс войска или нет. Приводил очень простой пример: когда воевали в XVII веке с Крымским ханством, в степь специально отправлялся дворянин, задача которого была попасть к татарам в плен, и после очень жестоких пыток он им должен был назвать ложное месторасположение наших войск в степи. Чтобы они пошли, полагаясь на его информацию, и были разбиты. Это правда или ложь? С учётом того, что он защищал страну от врагов.

М. АНДРЕЕВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. В 1909 году с разрешения духовной цензуры был издан дневник священника, который жил в XIX веке. Имя его не было указано. Дневник содержал толкование 365 библейских фраз, по количеству дней года. Особенность заключается в том, что эта книга была любимой книгой последней российской императрицы Александры Фёдоровны. Она была переиздана в конце 90-х годов, насколько мне известно. Вы знакомы с этой книгой? Где её сегодня можно приобрести?

Е. ХОЛМОГОРОВ: Неожиданный вопрос. К сожалению, не знаком. Поискать её наверняка можно где-то в кругах почитателей царской семьи, поскольку она была любимой книгой императрицы.

Я в очередной раз повторю: переименуйте «Войковскую». И не врите, что никакого отношения к цареубийству он не имел.

М. АНДРЕЕВА: Сейчас «Активный гражданин» проводит голосование.

Е. ХОЛМОГОРОВ: Это всё жульничество.

М. АНДРЕЕВА: 91% слушателей за Вас, 9% Вас не поддерживают. Спасибо. Это был Егор Холмогоров.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments