marat2012 (marat2012) wrote,
marat2012
marat2012

Братские народы. К черту.

Оригинал взят у ekamer в Братские народы. К черту.
Никогда не понимал этой странной концепции. Если братушки-болгары, за которых мы хлестались с турками и стояли на Шипке, во всех войнах были против нас и при любой возможности били в спину, то о каких "братских" народах можно вообще говорить?
Ниже кусок из статьи на эту тему. Не все. Но именно тот кусок, который меня устраивает.


"В связи с Украинским кризисом я много читаю самых разных текстов, в большинстве из которых упоминается некий «братский украинский народ» (вар. «малоросский»). Более того, к этому «братскому украинскому народу» в последнее время начинает апеллировать даже официальная кремлевская пропаганда. Мол, мы помогаем нашим украинским братьям, а наши украинские братья не ценят нашу помощь и скидки на газ. Аналогичное приходится слышать про «братский белорусский народ», который «братскому украинскому народу» приводится в пример в качестве разумного, хорошего, доброго «брата». Иногда рассказывают про братских казахов, а после событий в Армении стали говорить про братьев-армян. Само собой, что также регулярно приходится слышать про «братьев-сербов» (несмотря на то, что Сербия взяла курс на вступление в ЕС и уголовно преследует ополченцев, воевавших в Новороссии), а также, в последнее время, про «братьев-греков» (членов НАТО и ЕС).

В общем, куда ни кинь — всюду «братские народы», которые все так сразу и не сосчитаешь. Причем эти народы остаются «братскими», даже когда гадят нам на голову: это объясняется тем, что коварное мировое жидомасонство наших братушек обмануло, ввело их в заблуждение. Иногда говорят про «братьев-славян» — несмотря на то, что к западным славянам относятся поляки, пожалуй, самая русофобская нация во всем мире. Или болгары, обязанные нам своей независимостью — и при этом раз за разом выступающие на стороне наших врагов, начиная с Первой мировой и заканчивая нынешним срывом «Южного потока».
При этом, как верно заметил жж-юзер Devol, может ли кто-нибудь назвать братский народ для англичан? Шотландцы, которые недавно провели референдум за независимость, на котором за оную независимость проголосовало чуть меньше половины населения? Ирландцы, десятилетиями продолжавшие террористическую войну против английского господства? Американцы, у которых восстание против англичан — один из столпов национального мифа и вывода военных баз которых англичане добиваются вот уже которое десятилетие? Какой братский народ у немцев? Поляки, столетиями сражавшиеся против их господства? Австрийцы, сделавшие всё, что приписать себе Моцарта и отписать немцам Гитлера? Чехи, не покладая рук работавшие над созданием городской идентичности, отличной от немецкой? Или, может быть, французы, борьба с которыми продолжается у немцев даже сейчас внутри Евросоюза? Кто братский народ испанцев — португальцы, сражавшиеся с ними за независимость? Или французы, до последнего содержавшие на своей территории лагеря баскских террористов? О некоем «братстве» можно было лишь говорить во время военно-религиозных блоков, когда католические Испания и Франция противостояли протестантским Англии и Нидерландам, но и это в итоге кончилось оккупацией Испании Наполеоном с жесточайшей партизанской войной и союзом протестантской Германии с католической Австро-Венгрией. Союзом, продиктованным не «братством», но общими внешнеполитическими интересами (до этого «братья» жестоко между собой воевали за лидерство в германском мире и за возможность возглавить объединение германских земель).

Кто братья американцев? Мексиканцы, чьи националисты все чаще поднимают вопрос о возвращении отторгнутой Штатами Калифорнии путем тихой колонизации? Или канадцы, исходящие на желчь и пену из-за восприятия их как «заднего двора» США? Кто брат японцам? Есть ли братья у китайцев? Можно ли назвать северных корейцев братьями южным корейцам? Нет, тут просто один народ, искусственно разделенный на две части и потому постоянно готовящийся снести соседнюю небратскую страну ядерным и химическим оружием. Даже боливарианское движение в Латинской Америке, стремившееся объединить латиноамериканцев в одном государстве, провалилось — и список войн латиноамериканских «братьев» друг с другом насчитывает множество позиций. Арабы — реально один народ, но панарабский национализм закончился пшиком, а лагеря палестинских беженцев, которых приютили из «братских чувств», очень быстро стали источником терроризма, насилия и постоянной головной боли для принявших их братских стран. Азербайджан разводит пантуранистские шашни вокруг Турции, стремясь получить скидки и выгодные контракты, но попробуйте завести разговор об объединении в одном «братском государстве» под властью старших турецких «братьев» — вас тут же объявят армянским шпионом. Про судьбу Югославии, представлявшей собой «братских народов союз вековой», я не хочу и упоминать: даже крошечные черногорцы, как только им это стало выгодно, дали стрекача от сербских «братушек».

Иначе говоря, никаких «братских народов» не существует — знаменитый аншлюс Австрии произошел не потому, что там «братский австрийский народ», а потому, что «мы все немцы и должны жить в одном государстве». Да, американцы считают англичан своими союзниками, но если завтра в Англии установят диктатуру и начнут атаковать американские интересы, американцы не будут носиться с заломанными руками: «Братишки! Братишки, что ж вы делаете, братишки, мы же братья, братишки!», а начнут англичан жестко вразумлять всеми доступными им средствами. Понятие «братства» может существовать только на личном уровне — на уровне народов может существовать лишь понятие «союзников», а это совсем другое дело. Да, в начале XX века Россия готовилась принять под свою эгиду славянские народы Австро-Венгерской Империи, и потому шла панславянская пропаганда про «все мы братья, деньги и власть сдавать русским сюда», но одно лишь поведение Болгарии (я уж молчу про Польшу) вызвало массу горьких раскаяний со стороны сторонников панславянства, истово агитировавших за освобождение болгар-братушек от турецкого ига («братская» сволочь первым делом поставила на трон немецкую династию с понятными последствиями). Возможно, в случае победы нашей Империи концепция «братушек» послужила бы для обоснования права русского господства над другими славянами. Но мы не победили. Мы проиграли. А потом проиграли еще больше. И сейчас дошли до границ XVII века. Мы сейчас как ошметки Австрийской Империи, продолжающие где-нибудь в 20-х годах зудеть про «пангерманство» и «великогерманский путь объединения вокруг Вены» (проигранный 70 лет назад), — зрелище жалкое и отвратительное.

Братских народов не существует. Комплиментарные нам малороссы если и существовали в начале XX века, то сейчас последнего из них — Бузину — убили, окончательно закрыв вопрос. Белорусы? Их новая идентичность строится на том, что они потомки Великого княжества Литовского (а затем, соответственно, Польско-Литовской унии), недополяки, всю жизнь боровшиеся против москальского гнета, «лицвины», гордое имя которых обманом украли нынешние литовцы (как к нам относятся литовцы, думаю, объяснять не надо). Была ли возможность создать комплиментарную нам белорусскую национальную идентичность, малоросскую национальную идентичность? Была в начале XX века, когда белорусы и малороссы помнили, что «поляки» — это не клевые чуваки из Евросоюза, а панская сволочь, столетиями жестоко издевавшаяся над их дедами и прадедами, грабители, насильники и бытовые садисты, шрамы от кнутов которых старики еще могли показывать своим детям.

Но теперь этой возможности нет, те старики мертвы, а их воспоминания — перевраны и забыты. Теперь польские шляхтичи — это лепшие друзья маленьких, но гордых белорусских и малоросских народов, столетиями помогавшие им отстаивать свободу и независимость от кровавой Москвы. Теперь Российская Империя, принявшая в свое дворянство казацкую старшину, позволившая выходцам из Малороссии и Белой Руси подняться на высшие ступеньки аристократической лестницы, — враг, а поляки с их «песьей кровью» в качестве обозначения православного люда, истребившие всю православную шляхту, — друзья, союзники, первейшие помощники. Спорить с этим сейчас, разводить тонкости про «триединый русский народ», а затем объяснять про братство великороссов, малороссов и белорусов — невозможно. Хуже того, начинает появляться четвертая ветвь — казаки, которые заявляют, что они, конечно, русские, но в то же время отдельный субэтнос, типа тех же малороссов. И потому, если у малороссов или белорусов есть свои государства, то почему у казакороссов его нет? "
http://sputnikipogrom.com/russia/35043/fuck-you-fucking-fucks/#.VTdh6SHtlHx

Разговоры о братских народах или глупость (если с нашей стороны), или попытки что-то урвать на халяву (если с ихней стороны). Братом мне может быть какой-то конкретный человек, даже если он из другого народа. Но братских народов не существует. Они или с нами, или против нас.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments