marat2012 (marat2012) wrote,
marat2012
marat2012

Владимир Высоцкий как Ватник и Колорад.

Оригинал взят у holmogor в Владимир Высоцкий как Ватник и Колорад.
Немного разобрался для себя с Высоцким. Как так получилось, что всю сознательную жизнь я его терпеть не мог, был им перекормлен, порой испытывал к нему отвращение (см. классическое эссе Крылова "Высоцкий и урла"), а теперь он внезапно очень часто всплывает в памяти, причем одним, очень небольшим набором текстов - правда совершенно гениальным.

В итоге родилось некое понимание того, где, когда и как Высоцкий был гениален, при разной степени шлаковости или вредоносности всего остального, и почему сегодня ватниками и колорадами он крайне востребован и сам он ватник и колорад, а не прогрессивная "окуджава".

Мне возразят, что Высоцкий вращался в гнилой среде и вполне вероятно вел бы себя как Макаревич. Ну, во-первых, мы не знаем - не все себя ведут сегодня предсказуемо. А во-вторых, Господь для того и призывает к Себе, чтобы люди не портили собой своих смыслов. Высоцкому в этом отношении повезло. А вот Окуджаве нет - он успел отречься и от Десятого батальона, и подписать письмо 42-х, и написать стихи во славу Чубайса. А Высоцкий в этом смысле оказался с "открытым финалом".

В общем, всё делов в ИМР и Петровиче.




http://portal-kultura.ru/articles/obozrevatel/99265-vysotskiy-spasibo-chto-so-mnoy/

Однако проходят десятилетия, и от огромного наследия Высоцкого, от тонн словесного шлака, остались, быть может, два-три десятка текстов, но эти тексты сверкают как золото. Может быть, черное, но золото.

Остается яркий поэт-романтик, восходящий к Гумилеву и Константину Симонову (а посредством того — к Киплингу), остается автор честных мужских песен о судьбе на грани жизни и смерти, остается поэт, сумевший гениально проникнуть в душу солдата, вращающего землю сапогами. И оказывается, этого не так уж и мало — здесь, особенно в военных песнях — Высоцкий сумел взять вершины, которые оказались недоступны ни предшественникам, ни современникам.

Мало того, подтверждая тезис о неустранимом различии искусства и жизни, он выразил поэтическую правду о войне так, как не смогли выразить поэты, сражавшиеся на фронте. Понимаю, что тезис спорный, но я хорошо подумал. Фронтовикам часто застило глаза то, что они видели — Высоцкий выразил энергию смысла, которую можно передать от видевших не видевшим.

Когда наше поколение оказалось накоротке с другой войной, на ум прежде всего приходят строчки из Высоцкого. Его мечты обретают плоть и кровь. Это ведь один из главных мотивов Высоцкого — боль опоздавшего поколения, книжных детей, не знавших битв, которые хотели под танки, но не досталось им даже по пуле и которые от пустоты, незаполненности жизни уходят — кто с финкой в подворотню, кто в пьянку, кто «на севера», кто выматывает лишнюю энергию в альпинизме или спорте.

Мир Высоцкого — это мир людей, которые молятся, как на богов, на своих отцов, победивших в войну, и сами изнывают от отсутствия большого дела. По текстам Высоцкого в конце 60‑х видно, что он очень надеется на войну СССР с маоистским Китаем и на то, что его поколению выпадет свой шанс показать себя в деле. Войны этой, слава Богу, не случилось, но боль от отсутствия настоящей борьбы буквально раздирает всю его поэзию, одной из вершин которой, несомненно, является «Баллада о борьбе».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments