marat2012 (marat2012) wrote,
marat2012
marat2012

S&P: Две твердыни

Оригинал взят у cheshit в S&P: Две твердыни

В чем причина нынешнего кризиса Российской Федерации? Мне кажется, что этих причин две. Первая причина состоит в том, что СССР в 1991 году действительно потерпел поражение и его распад был не триумфом демократии, а, наоборот, срывом демократического процесса, начавшегося с Перестройкой. При словах «СССР» мы вспоминаем Сталина и ГУЛаг, но к концу 80-х советское общество было намного демократичнее и свободнее нынешней России: там были настоящие партии, там были настоящие выборы, там была настоящая политическая борьба, а интеллектуальной класс был одной из движущих сил гигантских общественных перемен. Достаточно сказать, что на всесоюзном референдуме 17 марта 1991 года при явке в 80% 77,85% проголосовали за сохранение Союза как обновленной федерации республик. 113 512 812 человек высказались за дальнейшую совместную жизнь в союзном государстве — больше ни в одном голосовании на постсоветском пространстве не принимало участия такое количество людей.

Причем выбор этих людей был вполне прагматичным и осознанным: союзные республики составляли единый хозяйственно-экономический комплекс, единый экономический организм, распад которого уронил уровень жизни в разы. Дикие азиатские сатрапии лишились квалифицированного слоя русских управляющих и инженеров и вскоре потеряли промышленность, прибалтийские республики лишились колоссального рынка сбыта и стали вымирающими аграрными странами-музеями, даже Украина, оставшаяся без российской ресурсной базы, резко покатилась вниз, дойдя до агонии колоссального промышленного комплекса. При этом многие сложные технологии (например, высококлассное станкостроение) имеют смысл только при массовом производстве и, потеряв еще примерно 145 000 000 человек в отколовшихся республиках, Россия также прошла через серьезную технологическую деградацию, не преодоленную до сих пор.

Это только в экономическом смысле — я не говорю про множество локальных конфликтов (Приднестровье, Гагаузия, Абхазия, Южная Осетия, Чечня, Нагорный Карабах), три гражданские войны (Таджикистан, Грузия, Украина), массовый исход сначала русского населения, а затем и безработной местной молодежи, провал в средневековые азиатские диктатуры и полное отступление принесенного СССР модерна с азиатской части советского государства. Причем последствия разрушения СССР еще не иссякли: нас явно ждет неизбежная война Армении с Азербайджаном, новые попытки реконкисты со стороны Грузии, продолжение кровавого хаоса на Украине, размораживание Приднестровья и попытки строительства халифатов в Средней Азии, после того как доживающая там свой век советская номенклатура окончательно помрет. И даже если брать только Россию, то по итогам Перестройки мы оказались в олигархической республике с нетерпимым социальным расслоением, захлестываемой волнами мигрантов из разрушенных советским распадом стран, чьи шансы на возвращение хотя бы во второй мир отсутствуют.

Поэтому первая причина нынешнего беспрецедентного столкновения с Западом состоит в том, что 1991 год был абсолютным поражением, полностью аннулировавшим примерно 300 лет геополитических усилий России (и пришедших ей на смену красных демонов, также вынужденных действовать по дореволюционным «линиям силы» чисто в силу неизменности базовых законов геополитики) и откатившим нас к границам XVII века. Переяславская Рада, вернувшая нам Киев, — это 1654 год, 360 лет назад. Впрочем, и до Рады в состав нашего государства входил, например, Харьков — в 2014-ом году иностранный город, по которому бегают зондеркоманды в вышиванках. Хуже того, вернувшись во времена Московии, мы не получили за наши потери хотя бы членство в Западном Мире: нам никто не предложил «план Маршалла» для восстановления разрушенной распадом СССР экономики, никто не попытался нас интегрировать в международные организации, дав полагающийся нашему статусу голос, и вместо коммунистической диктатуры мы получили диктатуру олигархическую, с невменяемым алкоголиком Ельциным, на фоне которого даже чавкающая тортилла Брежнев прилично смотрится. После Ельцина пришел Путин, ликвидировавший осколки демократии, и стало окончательно непонятно, к чему было это Великое Крушение, если по его результатам у нас вместо обещанных капитализма и демократии — корпорация «Газпром» и партия «Единая Россия», а вся интеграция в Запад свелась к «ножкам Буша» и Куршевелю.

2tv3

Поэтому ЛЮБАЯ минимально самостоятельная российская государственность всегда будет стараться пересмотреть итоги 1991 года и ХОТЯ БЫ вернуть в свою орбиту влияния бывшие союзные республики. И все разговоры про «право туркмен самостоятельно решать свою судьбу» ВСЕГДА будут восприниматься как попытки зафиксировать Россию в состоянии 1991 года, не дав вернуть то, что принадлежит нам по праву. Вместо западных политиков, рассуждающих про права независимых государств, мы видим гнид, которые нас бьют и даже плакать нам не дают.

Отдельно стоит заметить, что «самостийность» привела к деградации даже относительно благополучной Прибалтики: привилегированные республики СССР (и привилегированные губернии Российской империи) в ЕС превратились в захолустье, из которого молодежь при первой возможности уезжает жить в Европу. Учитывая и без того печальную прибалтийскую рождаемость, при сохранении тренда на отток молодого населения лет через 50 в Прибалтике будут проживать в основном музейные работники и экскурсоводы. Культурно-промышленный центр СССР и один из управленческих резервуаров Империи (знаменитое остезийское дворянство) в результате «права наций на самоопределение» превратился в полупустые страны-музеи. ОБСЕ только по Литве только за нулевые дает 13% эмигрировавшего населения: на наши деньги, это как если бы за десятилетие из России уехали 19 000 000 человек. И это еще считается положительный пример, что вся страна собрала чемоданы и уехала от своего незалежного счастья. Что же творится в Киргизии или Туркмении, лучше вообще не говорить.

Поэтому русский, сражаясь за пересмотр итогов 1991 года, будет чувствовать себя не империалистом или захватчиком, а благодетелем и цивилизатором, пытающимся вдохнуть жизнь в безжизненный Запад и вернуть цивилизацию на дикий Восток. И европейские чиновники и дипломаты, объясняющие, почему украинцы имеют полное право расстреливать друг друга из реактивной артиллерии, всегда будут вызывать у русского бешенство именно с моральной точки зрения: как если ваша дочь в результате обмана стала героиновой проституткой, а на все ваши попытки затащить ее силой на реабилитацию вежливый европейский человек объясняет вам, что это свободная личность, сделавшая свободный выбор, и нечего тут ущемлять право наций на самоопределение. Европейцы совершенно не понимают, что русские ощущают себя не шовинистами или гитлерами, но скорее безутешными отцами, чье семейство раскидано по всему белому свету и влачит самое жалкое существование, а сами они не могут сделать ничего для спасения сыновей и дочерей, будучи под надзором стражника «мировой общественности».

Вторая же причина внешнеполитического кризиса состоит в том, что Россия по условиям поражения 1991 года получила не только урезанную территорию, но и запрет на национальное государство. Вроде как Австрийская империя распалась — у чехов свое национальное государство, у венгров свое национальное государство, у хорватов свое национальное государство, а когда-то правившая ими Австрия (как самый культурный и развитый регион) — для всех, и правят ей не австрийцы, а многонациональная чешско-венгерско-хорватская номенклатура, любые разговоры об австрийских национальных интересах пресекающая в уголовным порядке. Австрийскую экономику — чехам, австрийскую армию — венграм, австрийский госаппарат — хорватам, а самим австрийцам почетное право работать молча и не выпендриваться, даже не поднимая речи о том, что у них может быть какое-то свое государство. Не бьют, дают горбатиться на Абрамовича и покупать фрукты у Ахмеда — уже хорошо, уже спасибо скажи.

Естественно, что такой расклад не может держаться долго (особенно когда австрийцев 83%, а всех остальных чехо-венгро-хорватов — 17%), поэтому Украинский кризис, начавшийся как чисто геополитическое противостояние, запустил процесс национальной трансформации РФ. Путин обосновал возвращение Крыма русской ирредентой — и всё посыпалось, и внезапно оказалось, что есть на свете русские, что права этих русских надо защищать, что у нас не только геополитическое, но и межэтническое противостояние, а все либеральные силы занимают настолько проукраинскую позицию, что даже и говорить неудобно. Более того, начавшиеся санкции показали, что даже если наше Отечество — все человечество, то конкретно сейчас, чтобы пережить борьбу за Украину, требуется самодостаточное национальное государство и что «антифашизм» никого не волнует, но малейшее обращение к национальной риторике дает поразительные результаты. 84% рейтинга, высшая точка за все время правления, — когда бы еще такое было?

Посредством «России не для русских» просто невозможно объяснить вмешательство в Донбасскую войну и связанные с этим вмешательством лишения. Причем многонациональная интеллигенция четко заявила, что она эти лишения терпеть не готова, потому что, как блестяще сформулировал писатель Зильбертруд: «Ну откуда русские взялись на Донбассе? Что они там делают?», поэтому ельцинская многонационалочка легким движением руки из опоры трона, компостирующей мозги русским, превращается во врагов трона. Наконец, постсоветская многонациональная номенклатура, правящая соседними странами, четко показала, что в случае минимально серьезного конфликта продаст и предаст Россию за «спасибо» от Запада.

Остается русский национализм как единственная мобилизующая идея, как способ управления процессами в России и на Донбассе, как объяснение себя миру и объяснение мира себе. Особенно если конфликт с Западом затянется и вариант митингов бюджетников за 300 рублей на нос отпадет в том числе из-за отсутствия этих самых 300 рублей. Соседняя Украина четко показывает, как с помощью разожженного национализма можно вести войну с многократно превосходящим противником, проигрывать битву за битвой, но все равно пользоваться общественной поддержкой, выжимая максимум из скудных ресурсов. И еще соседняя Украина показывает, что ставка Януковича на советский многонационализм себя не оправдала, а реальные боевые отряды начали формироваться под русскими национальными лозунгами. В эпоху сытости идеология и лозунги не так важны, кому какая разница, что там говорят из телевизора, если тепло и сытно, но идти на полномасштабное столкновение под лозунгами про «деды воевали, таджики помогали» уже не получится. Деды-то воевали, но импорт дешевых иномарок зачем запрещать?

Поэтому образцово-показательный загон Путина в угол Западом, скорее всего, приведет не к его капитуляции (хотя и это возможно), а к переключению всей Многонациональной Федерации на рельсы русского национализма как единственной идеологии, способной объяснить, почему нет света, тепла, воды, а все свободное время мы роем бомбоубежища. «Наш бронепоезд стоит на запасном пути, но раз вы настаиваете… Адольфыч, разжигай топку!» Собственно, топка уже разожжена: то, что сейчас говорит Стрелков, год назад мог позволить себе говорить только лидер незарегистрированной партии на 10 человек.

2tvx

Вторая причина внешнеполитического кризиса на Украине имеет чисто внутреннюю природу: это естественное желание русского народа получить свое государство, сублимировавшееся в борьбу за Новороссию как некий прообраз этого государства. Украинская война показала, что в случае настоящего столкновения с Западом многонациональные «мама — утюг, папа — динозавр» начинают бегать по улицам с украинскими флажками, а ведущие западные лидеры вводят санкции, открытым текстом проговаривая их направленность на поддержку бунта в элитах. Что вся постмодернистская «сувенирная демократия» элементарно ненадежна и надо или строить нормальное национальное государство с широкой поддержкой русской нации, или смириться с ролью туземного вождя, который должен молча терпеть все унижения. И что построенное на идее совместного процветания государство «путинской стабильности» начинает трещать, когда процветание немножко отменяется и встает вопрос, что дальше (см. истерику вокруг «Марша за федерализацию Сибири», каковому «Маршу» элементарно противопоставляется идея неразрушаемого единства русской нации).

Выходов из Украинского кризиса может быть два: первый — это капитуляция, отказ от попыток пересмотра итогов 1991 года и торжество многонационалов, предметно доказавших всей России, что с Западом лучше не связываться, а националисты ведут страну лишь к поражению и унижению. Второй — это эскалация конфликта, повышение градуса противостояния и строительство под это противостояние русского национального государства, с резкой национализацией не только элит, но и простого населения. Столкнувшись с русской готовностью терпеть любые лишения ради возвращения Украины, Запад отступит, что положит начало собиранию русских земель на здоровом фундаменте русского национального государства.

Жизнь скучна и, не побоюсь этого слова, банальна: или Россия бросает вызов всему постсоветскому миропорядку, опираясь на единую русскую нацию и русское национальное государство как свой главный ресурс, или же Советская Многонационализация, попетушившись для вида, падает на колени перед мировым сообществом, признав, что с Перечпоком Магомедовым и Панчекряком Рабиновичем пармезану для голодающего Донбасса не сваришь и лучше уж поражение, чем национализация РФ.



Текст:
http://sputnikipogrom.com/mustread/20629/strongholds/

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments