marat2012 (marat2012) wrote,
marat2012
marat2012

Библиотечка русского националиста. Василий Белов. Лад.

Оригинал взят у holmogor в Библиотечка русского националиста. Василий Белов. Лад.
Много раз мне задавали один и тот же вопрос - какие книги я мог бы порекомендовать сознательному русскому националисту для расширения и углубления его националистических убеждений. Что читать, чтобы стать не просто русским, а сознательным и идеологически подкованным русским.

Русская национальная мысль - это огромная традиция, корни которой еще в Киевской Руси, а за XIX и ХХ века эта традиция развернулась во всю свою мощь. Частности этой традиции, конкретные явления в ней, не лишены отдельных огрехов. Но как целое она делает нас сознательными русскими. В конечном счете важны только две вещи - иметь русское сердце и воплотить его в русское действие. И вот когда я это понял, у меня сложился короткий и кажущийся мне внутренне совершенным канон из 10 книг про которые я точно уверен, что они помогут формированию читателя как русского националиста.

1. Ю.Ф. Самарин. Письма из Риги
2. М.Н. Муравьев. Записки об управлении Северо-Западным краем и усмирении в нем мятежа.
3. Н.Я. Данилевский. Россия и Европа.
4. Ф.М. Достоевский. Дневник писателя.
5. М.О. Коялович. История русского самосознания.
6. М.О. Меньшиков. Письма к ближним.
7. И.Л. Солоневич. Народная монархия.
8. И.А. Ильин. Наши задачи
9. В.И. Белов. Лад.
10. И.Р. Шафаревич. Русофобия.

При этом я в принципе готов расширить этот список до 25 позиций, охватив несколько большее временное и идеологическое разнообразие, можно включить национально ориентированную художественную литературу. Но как канон для русской националистической мысли и выработки убеждений - это десятикнижие представляется мне идеальным. Понятно, что многие новейшие национал-демократические тенденции тут не отражены, но мы пока еще живы и намерены пробыть еще какое-то время в этом состоянии. А записывать свою компанию в классики при жизни - не комильфо.

Ближайшей задачей на "100 книгах" я вижу дать краткие характеристики этим 10 книгам, а потом заняться расширением этого списка.

Начнем с великой книги Василия Белова "Лад".

В.И. Белов. Лад

3b81b

11.08.2014 / Егор Холмогоров

Василий Белов. Лад. Очерки о народной эстетике. — М.: Молодая гвардия, 1982
«Лад» — это настоящая добрая сказка о жизни и быте русского крестьянства. Сказка не в смысле выдумки, а в смысле доброго изложения того как надобно, как должно было бы быть. ...

Источник: http://100knig.com/v-i-belov-lad/



Может вызвать вопросы уместность появления в перечне книг по русскому политическому национализму чисто этнографических очерков русского писателя почвенника. Однако для своей эпохи "Лад" Белова был не только эстетическим, но и политическим манифестом русского национального сознания и его роль трудно переоценить.

Если XIX век был весной наций, то 1960-80-е годы стали весной этносов. Во всем мире народы переоткрывали свою собственную этническую идентичность и особенности соседей, внезапно модны стали этническая музыка и этнический стиль, возвращение к жизни предков, резко повысился спрос на профессии этнографов и фольклористов.

Этот процесс, разумеется, не оставил в стороне и русских в Советском Союзе. Однако положение русского народа в советской империи было весьма специфично. С одной стороны, раннюю большевистскую русофобию сменил государственный русский патриотизм зрелого сталинизма. Русский народ объявлялся старшим братом, советская история формой продолжения русской истории, послевоенные советские историки говорили ничтоже сумняшеся о "Русском национальном государстве" сложившемся в XV веке вокруг Москвы.

Но этот официальный патриотизм резко контрастировал и с полным забвением вопроса о правах русского народа в СССР, и с многочисленными случаями практической дискриминации русских как этноса, перед более избалованными советской властью народами и республиками, и, наконец, с прямым геноцидом русской деревни, воплотившимся в реализации программы ликвидации неперспективных деревень.

Фактически, русский патриотизм был лишь приводным ремнем для обеспечения непорочной службы русских советскому государству. В то время как на деле жизненные силы и идентичность русского этноса были жесточайше подорваны. Русский растворялся в безликом советском.

С середины 1960-х годов русская интеллигенция начала борьбу за возвращение русскому народу его идентичности. В мае 1965 года журнал "Молодая Гвардия" опубликовал воззвание "Берегите святыню нашу!" скульптора Коненкова, художника Корина и писателя Леонова, призвавших остановить бездумное разрушение культурного наследия, особенно практиковавшееся в годы хрущевских гонений на церковь. Началась деятельность по сохранению русской архитектуры ВООПИК-ом. Возникли новые символы русской идентичности - такие как преобретшая статус национальной святыни церковь Покрова на Нерли.

Особую роль сыграло направление писателей-деревенщиков, в своих произведениях рассказывавшие о трудностях русского крестьянского быта при совеской власти, о разрушении жизненного строя, лада, аграрных основ русской жизни. Причем не во имя лучшей жизни, а во имя бюрократических проектов и убогого пригородного быта лимиты. Постепенно направление стало приобретать всё большую политическую определенность и, в конечном счете, стало ассоциироваться с двумя не только литературными, но и политическими его лидерами - Валентином Распутиным, писавшем об иркутской деревне, и Василием Беловым, писавшем о деревне вологодской.

Талант Распутина более описательный, эпичный и трагический - в образе умирающей деревни Матера он душеразидрающе показал убиваемый русский этнос. Талант Белова - заостренный, публицистичный, драчливый и жизнеутверждающий, пронизанный юмором и злой сатирой. По моим ощущениям к простому человек, к выходцу из деревни, наподобие моей бабушки Шуры, озорной Белов был ближе, чем пишущий толстовскими периодами Распутин.

Не умаляя заслуг Белова как писателя, необходимо признать, что его главный вклад в русскую культуру - это книга "Лад. Очерки о народной эстетике". Подробное, понятное, перемежающее этнографические сведения и живые личные зарисовки описание русского крестьянского быта (прежде всего северного, разумеется). Что значит для мужика зима, а что - лето, что такое гумно, а что такое помочи. Как влюблялись женились, как рос ребенок, как старились, что ели, с чем чай пили. Как уроженец Вологодщины Белов не могу не уделить особого внимания главному продукту этих мест - льну, которому была посвящена целая глава.

Для огромного числа русских, живших в ту эпоху, "Лад" Белова был мощнейшим приобщением к русской этнической идентичности. Все отдельные и разрозненные деревенские впечатления, почерпнутые из собственного босоногого детства, из поездок на каникулы в деревню к бабушке, вдруг обретали цельность и ясность огромного жизненного круга традиционной русской культуры. Личное Я смыкалось с Родиной через родное. И тропинка, и лесок, в поле каждый колосок ставились Беловым на своё место в общем строе русской жизни, подчиненной доброму ладу.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments